СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТЁР
Написать автору

Ангарские 90-е возвращаются: попытка рейдерского захвата недвижимости

Ангарские 90-е возвращаются: попытка рейдерского захвата недвижимости

Последние несколько десятилетий в среде профессионалов получила широкое распространение экономическая теория, описывающая поведение экономически активных субъектов в моменты сокращения объема ресурсов, находящихся в их распоряжении. Если кратко, то речь идет о том, что в соответствии с этой теорией общий объем ресурсов, который распределяется между субъектами, конечен, и потому когда он естественным образом сокращается, то игроки начинают переключаться на новые для себя направления работы. Казалось бы – сухая теория, описывающая очевидные вещи? Не совсем. События, происходящие в наши дни в городе Ангарске Иркутской области, наглядно демонстрируют нам, что теория гораздо ближе к жизни, чем хотелось бы.

***

Началось все еще в далеком 1992 году, когда местный предприниматель Сергей Костюков учредил в Ангарске ИЧП «Альтернатива», специализирующееся на проведении строительных работ. Дальше было многое – история фирмы и ее правопреемников продолжается до сих пор, однако одной из определяющих развитие организации сделок стало заключение договора в 1998 году с ОАО «Ангарскнефтепродукт». Обычные в общем и целом ремонтно-строительные работы в качестве оплаты предполагали передачу в собственность ИЧП «Альтернатива» двух нежилых объектов – механосборочного цеха (объект № 2005) и незавершенного строительством объекта № 2015. Оба они располагались на площадке ОАО «АНХК» и по понятным причинам их стоимость и потенциальная привлекательность с того момента никоим образом не снизились.

Сделка была заключена, партнеры ударили по рукам, и уже в июле 1998 года право собственности ИЧП «Альтернатива» было зарегистрировано в Ангарском БТИ. Для тех, кто не помнит, поясним – на тот момент процедура регистрации права собственности на недвижимость отличалась от существующей сегодня. В БТИ предоставлялся договор, обуславливающий переход права собственности на имущество, небольшой комплект документов, и на этом вопрос закрывался. Отметим для себя: 17 июля 1998 года копия договора оказалась в Ангарском БТИ. А в августе того же года ОАО «Ангарскнефтепродукт» были изготовлены технические паспорта на объекты недвижимости, и впоследствии — переданы новому владельцу зданий.

Далее происходили стандартные действия и переписка с муниципальными чиновниками, центрами технической инвентаризации, проектными организациями – руководитель ИЧП «Альтернатива» прилагал усилия к тому, чтобы легализовать свое право пользования землей, находящейся под полученными им зданиями. На этом этапе главным результатом в рамках нашей истории стали технические паспорта на объекты № 2005 и 2015 – они имелись, и переоформлялись с ОАО «Ангарскнефтепродукт» на ИЧП «Альтернатива». Причем имелись они в том числе и в МУП г. Ангарска «Бюро технической инвентаризации».

***

Год спустя, когда произошла ликвидация ИЧП «Альтернатива», все имущество предприятия было передано его единственному учредителю – Сергею Костюкову, и с того момента именно он стал открыто и гласно осуществлять полномочия собственника в отношении двух упомянутых выше объектов недвижимости. Им заключались договоры с ресурсоснабжающими организациями, его силами осуществлялась охрана зданий, производился текущий ремонт – проще говоря, он, как и надлежит собственнику имущества, нес соответствующие расходы по его содержанию.

В 2016 году в силу ряда причин Костюковым было принято решение об оформлении права собственности на принадлежащие ему объекты в Росреестре – с получением соответствующего свидетельства и оформлением всех необходимых документов. В июле 2016 года Костюковым на кадастровый учет был поставлен объект № 2005, после чего он обратился в Ангарский отдел Росреестра с заявлением о регистрации права собственности на фактически принадлежащие ему объекты недвижимости. И получил отказ. На этом оканчивается первый этап этой истории. Тем читателям, кто устал от обилия юридической терминологии, ждать осталось недолго — в ближайшее время события начнут развиваться куда более стремительно.

***

Получив отказ в Росреестре, Костюков по совету своего знакомого в октябре 2016 года обращается в Правовую группу «Номос» за юридической консультацией и помощью в оформлении права собственности.Пообщавшись с Сергеем Рудецким и Николаем Высоцким (оба – в прошлом сотрудники налоговой полиции Иркутской области), которые являются учредителями ООО «Номос Группа», и входят в Общественную палату Иркутской области. При этом Сергей Рудецкий входит в состав Комиссии по правам человека, общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и силовых структур, а Николай Высоцкий является экспертом общественной палаты Иркутской области.

Костюков принимает решение о том, чтобы воспользоваться их услугами. После чего оформляет доверенность на сотрудника организации Погодаева, и передает в «Номос» полный комплект документов для работы. Есть мнение, что именно эти действия и породили тот комплекс проблем, с которым столкнулся Сергей Костюков в дальнейшем.

Дело в том, что уже в декабре 2016 года в Росреестр за регистрацией права собственности на объект № 2005 обращается некий Юрий Шильников. Костюкову, на протяжении без малого двадцати лет владевшему этим объектом недвижимости, фамилия Шильникова не сказала ничего – и каково же было его удивление, когда он узнал, что Шильников представил в качестве основания для регистрации своего права на объект договор приобретения того самого объекта, который в 1998 году был передан предприятию «Альтернатива» от ОАО «Ангарскнефтепродукт». Здесь следует обратить внимание, что договор Костюкова датирован 20 апреля 1998 года, а представленный Шильниковым – 6 апреля того же года. При этом предмет у них один, что уже само по себе абсурдно. Ситуация начала отчетливо пахнуть рейдерским захватом – и это понимал не только Костюков.

В Ангарском Росреестре к документам Шильникова также отнеслись настороженно, и когда в их подлинности возникли сомнения, то регистрацию приостановили и обратились в Ангарское отделение Ростехинвентаризации с запросом. Попросили сообщить, действительно ли в БТИ есть сведения об этом договоре (ведь на нем стояла соответствующая отметка), и потребовали предоставить заверенные копии правоустанавливающих документов (при их наличии). 27.12.2016 г. гр. Зуева О.В., занимавшая на тот момент должность руководителя Ангарского производственного участка Иркутского отделения БТИ, ответила на этот запрос в виде справки за № Ф-38-01/344. В ответе значилось: объект 2005, здание механосборочного цеха, действительно числится в собственности Юрия Шильникова. Запомним номер этой справки – 344, впоследствии он нам еще пригодится.

Не удовлетворившись ответом из БТИ, Росреестр в январе 2017 года обращается в ангарскую прокуратуру, с письмом, в котором говорит: на регистрацию собственности на одно и то же здание разными людьми представляются различные документы, в чем усматриваются признаки мошеннических действий. Ведь кто-то из представивших на регистрацию документы – представляет подделку, возможно, и оба – а значит, нужно провести проверку и принять правовое решение. Так полагается по закону – но в г. Ангарске все происходит абсолютно иначе:

Во первых, удивительным образом из материалов проверки, которую проводила прокуратура г. Ангарска исчезли объяснения Костюкова и приложенные к объяснению копии правоустанавливающих и многих других документов с помощью которых прослеживалась вся история приобретения объекта.

Во вторых, Ангарская прокуратура рассмотрела обращение Росреестра, и приняла по нему решение, оставляющее неизгладимое своей юридической техникой впечатление. В частности, заместитель прокурора г. Ангарска И. В. Шебалкова подписала ответ на письмо Росреестра, в котором содержался следующий отрывок (дословная цитата):

"… визуальное изучение документов показало, что на документах, представленных Костюковым С.А., имеется нечеткий оттиск печати БТИ, вместе с тем на договоре, представленном Шильниковым Ю.В., имеется четкий оттиск печати".

То есть фактически заместитель прокурора взяла на себя функции эксперта и путем визуального осмотра установила, что один договор — подлинный, а другой – нет. Но ведь из этого следует, что необходимо направить материалы прокурорской проверки в следственные органы и там будут разбираться, кто и почему предоставил в Росреестр поддельные документы? Как бы не так. Из этого прокурор Шебалкова сделала неожиданный вывод – по ее мнению, оснований для применения мер прокурорского реагирования в этом случае не усматривается. В связи с чем материалы проверки никуда не направлялись, и правового решения по ним не принималось и как уже указывалось выше, в ходе проверки были изъяты документы, предоставленные Костюковым. Что это? Нежелание работать? Неумение работать? Или же какая-то заинтересованность должностного лица надзорного ведомства, своей подписью фактически укрывшего от учета сообщение о преступлении?

Прямым следствие юридического творчества советника юстиции Шебалковой стало то, что спустя несколько месяцев за Шильниковым Ю.В. было зарегистрировано право собственности на механосборочный цех (объект 2005). Немногим ранее Шильников поставил на кадастровый учет то же самое здание, что ранее поставил Костюков – но с меньшей площадью, что позволило присвоить «виртуальному» объекту недвижимости новый кадастровый номер. В подтверждение своего права на имущество им была предоставлена справка из пресловутого Ангарского производственного участка Иркутского отделения БТИ за № 386 от 25.07.2016 г., в которой черным по белому было указано, что механосборочный цех числится за Шильниковым.

Однако уже в августе 2017 года в ходе судебных разбирательств было установлено: справка с таким номером действительно выдавалась, только вот речь в ней шла абсолютно о другом объекте недвижимости, а именно о квартире в 94 квартале г. Ангарска и выдавалась она не в июле, а в сентябре! То есть фактически признано: регистрация права собственности на механосборочный цех за Шильниковым произошла на основании сфальсифицированной справки № 386 и сфальсифицированного договора, сведений о котором в БТИ на самом деле нет. Кто именно ее сфальсифицировал, кто на ней расписывался за руководителя учреждения, откуда на ней взялась печать – все это должно стать предметом разбирательства со стороны следственных органов. Только вот по непонятным причинам этого до сих пор не происходит.

Более того – в августе же месяце было доподлинно установлено, что и ответ за № 344 (тот самый, на который мы обращали внимание читателя ранее), не мог быть дан гр. Зуевой О.В. 27.12.2016 г. – поскольку еще 21.12.2016 г. все документы за тот период уже были переданы из учреждения на хранение в архив. И к тому же, сведения о правообладателях и правоустанавливающих документах на объект недвижимости № 2005 в БТИ отсутствовали еще в июне 2016 года, о чем свидетельствует справка № 410/03 от 27 июня 2016 года, выданная БТИ и подписанная все той же гр. Зуевой О.В.

В сухом остатке на этом этапе можно констатировать, что Ангарский производственный участок Иркутского отделения БТИ 27.12.2016 г. направил ответ на запрос Росреестра, содержащий заведомо ложные сведения. Введя тем самым федеральный орган государственной власти – Росреестр, в заблуждение. Более того – эта же сфальсифицированная по факту справка фигурирует и в ответе прокуратуры, процитированном ранее. Случайность ли все это?..

***

В результате получилось вот что: в государственном кадастре недвижимости один объект – механосборочных цех оказался указан дважды, с незначительно отличающейся площадью и под разными кадастровыми номерами. Воспользовавшись этим обстоятельством – Шильников оформил право собственности на механосборочный цех и тут же продал его некоему гр. Рассадневу. И в настоящее время последний является добросовестным приобретателем недвижимости...

Но это еще не конец истории. Летом 2017 года, после регистрации механосборочного цеха на Шильникова с его последующей перепродажей, к Костюкову обратился некий гр. Иванов, который… предложил купить у Рассаднева здание пресловутого цеха! То есть налицо – классическая схема рейдерского захвата. С участием государственных органов обходными путями изъять собственность у ее законного владельца, а потом ему же и продать, «заработав» деньги из воздуха. Костюков от этого предложения отказался, после чего события вошли в силовую фазу.

15.06.2017 г. гражданами Ивановым, Рассадневым и ангарским бизнесменом с неоднозначной репутациейСарсенбаевым была предпринята попытка силового захвата здания механосборочного цеха. С участием полиции, запугиванием охраны, попыткой взлома и смены замков и прочими атрибутами полноценного рейдерского захвата. Благодаря оперативным действиям Костюкова и его адвоката, равно как и взвешенной позиции органов внутренних дел эти действия удалось прекратить.

При этом на неоднократные обращения Костюкова за период с мая по сентябрь 2017 года в органы полиции и ОЭБиПК УМВД России по Ангарскому городскому округу было получено четыре постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Оперуполномоченный отдела экономической безопасности и противодействия коррупции капитан Худяков Е.В. и младший лейтенант Цветков А.С. под руководством начальника отдела майора Мухина А.В. проводили доследственные проверки формально и переписывали постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на проверку прокуратуры, о которой было сказано выше. А результаты четвертой проверки, проводимой оперуполномоченным Цветковым, поразили своим цинизмом даже опытных юристов. В постановлении от 15.09.2017 года не отражены пояснения, представленные Костюковым на семи печатных листах и приложенные к ним копии подтверждающих документов в количестве 46 листов, а так же отсутствует результат опроса свидетеля по делу. В частности оперуполномоченный ОЭБиПК Цветков, имея доказательства поддельных справок и незаконной регистрации, подписал постановление в котором содержится следующий отрывок не поддающийся ни юридическому, ни человеческому пониманию (дословная цитата):

«…указанный в заявлении Костюкова С.А. договор купли – продажи от 06.04.1998 года между ЗАО «Финэко» и Шильниковым Юрием Васильевичем и справка БТИ № 386 от 25.07.2016 г. на нежилое помещение объект № 2005 (Механосборочный цех), расположенный по адресу: Иркутская область, г. Ангарск, производственная база на промышленной площадке №1 ОАО АНХК (старая площадка АЭМЗ) – не является поддельными. т.е. отсутствует событие преступления.»

То есть фактически отдел ОЭБиПК под руководством майора Мухина искажает фактический ход событий и покрывает участников преступления.

Но все это не снимает ключевых вопросов, которые остаются после всей этой истории:

1) Является ли цепь событий и рейдерский захват здания механосборочного цеха прямым следствием обращения Костюкова в правовую группу «Номос»? Или эти события случайным образом совпали во времени, и бывшие офицеры налоговой полиции и действующие члены Общественной палаты Иркутской области не имеют к ним никакого отношения?

2) Кто изготавливал или же давал указание изготовить сфальсифицированные справки руководству Ангарского производственного участка Иркутского отделения БТИ? Кто понесет за это ответственность?

3) С чем связана столь странная позиция прокуратуры, полиции и ОЭБиПК которая больше напоминает умышленное укрытие преступления от учета и прикрытия незаконных действия ряда лиц?

4) Какую роль играет во всей этой истории гр. Сарсенбаев, бизнес-интересы которого лежат в области торговли продовольственными товарами, а вовсе не операций с недвижимостью? Каким образом Сарсенбаев связан с Ивановым, Шильниковым и Рассадневым, и как следует квалифицировать попытку продать захваченное у собственника здание ему же?

Ответов на эти и многие другие вопросы пока что нет, и очень хочется надеяться, что какую-то часть из них даст суд, который в настоящее время находится в активной фазе. А другую же часть должны дать следователи и оперативники — каждый в пределах, возложенных на них законом полномочий. Только вот пока что даже уголовного дела по этим фактам не возбуждено… Почему – большая загадка. Ответов на направленные журналистами в органы прокуратуры и внутренних дел запросы в адрес редакции к моменту публикации этого материала так и не поступило. Судить о причинах этого не беремся, однако вкупе с удивительным единодушием ангарских чиновников и правоохранительных органов в вопросе отъема собственности у Костюкова, мысли начинают приходить в голову самые что ни на есть печальные...

Тем более, что на момент публикации этой статьи в городе Ангарске продолжают плодиться юридические документы, заверенные такой же, как и в случае с Шильниковым печатью Ангарского производственного участки Иркутского отделения БТИ (находящегося по адгесу: г. Ангарск 88 квартал, дом 26), когда-то пропавшая из этого учреждения. И как следствие, сколько сотен, а может тысяч ангарчан пострадали и еще пострадают от действий неустановленной группы мошенников — об этом можно только догадываться. И как отреагировал на эту информацию начальник ангарского отдела экономической безопасности и противодействия коррупции майор Мухин: «… кому-то это выгодно». Вот только вопрос — КОМУ???

Мы с большим интересом и надеждой на справедливость будем следить за окончанием этой истории.

09:46
202
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...